RESOURCES

  • Email to a friend Email to a friend
  • Print version Print version
  • Plain text Plain text

Tagged as:

No tags for this article
Home | History | Русская библиотека в Ист-Энде

Русская библиотека в Ист-Энде

By
Font size: Decrease font Enlarge font

До начала академической карьеры в колледже Квин Мэри (часть университета Лондона) в 2005 году я работал на протяжении 20 лет в Британской библиотеке куратором Русского отдела...

Тогда я впервые услышал о существовавшей в начале XX века эмигрантской русской библиотеке в Ист-Энде. Сначала мне удавалось найти лишь мимолетные заметки об этом учреждении – никакой подробной информации. Самым примечательным свидетельством его существования стало краткое упоминание о нем в сборнике под названием «Living London», выпущенном в 1901– 1903 годах. Статья под заголовком «Россия в Ист-Энде» была написана неким графом Армфелтом, давшим краткое описание помещения библиотеки: «Эта библиотека – единственная в своем роде. Она занимает комнату на третьем этаже небольшого дома на Черч Лэйн. Длинный стол, две деревянные скамьи, два неотделанных письменных стола, пара стульев, несколько дюжин полок, около двух тысяч книг, русские газеты и журналы пятидневной давности и несколько плакатов на стене. Вот и все, чем здесь можно любоваться». Армфелт также составил описание посетителей этого уникального заведения: «В Русской библиотеке можно встретить самых разных людей, представителей любых социальных слоев: военноморских курсантов из императорских военных училищ, студентов и литераторов, торговцев, безработных, не знавших ни слова по-английски, – там собирались все, и дым сигар, трубок и сигарет соединял всех этих представителей русского общества воедино».

Алексей Львович Теплов (1852–1920) (фотография предоставлена международным институтом социальной истории в Амстердаме)Алексей Львович Теплов (1852–1920) (фотография предоставлена международным институтом социальной истории в Амстердаме)Однако автор умалчивает, как это заведение было создано, а также не указывает, кто работал там библиотекарем. Позже мне удалось выяснить, что это был революционер-эмигрант Алексей Львович Теплов (1852–1920), но на тот момент у меня не было возможности глубоко заниматься этим вопросом. Всего 3 года назад, во время исследовательской работы в Государственном архиве в Москве, я наткнулся на обширный архив Теплова, состоящий из 212 папок, каждая из которых содержала в себе около 300 личных документов. Во время моего недавнего визита в Москву мне удалось посвятить пару дней исследованию доступных документов. Эта короткая статья – первый результат моих исследований. В сущности, до сих пор никто не писал о деятельности Теплова и о его роли в ознакомлении британского общества с русской культурой. В этой статье я намерен сосредоточиться в основном на деятельности Теплова в связи с Бесплатной библиотекой в годы, предшествующие революции 1905 года. Как и многие петербуржские студенты 70-х годов XIX века, молодой Алексей Теплов был увлечен идеями народничества и хождением в народ – ведением пропаганды и просвещением масс. В 1875 году в возрасте 23 лет он был арестован за распространение запрещенной литературы среди железнодорожников в Пензе и сослан в Сибирь.

После отбывания срока ему было разрешено вернуться в Пензу, а его попытки бежать на Запад увенчались успехом лишь в 1889 году. В Париже весной 1890 года он стал печально известен как один из тех невезучих эмигрантов, который, благодаря «стараниям» агента-провокатора русской тайной полиции, был арестован за участие в так называемом бомбовом заговоре в Париже и приговорен к трем годам заключения во французских застенках. После освобождения из анжерской тюрьмы весной 1893 года Теплов был выслан из Франции и сразу же направился в Лондон. Там его встретил теплый прием в основном благодаря усилиям Сергея Степняка и его коллег из Общества друзей русской свободы. Они способствовали созданию общественного мнения, сочувствовавшего положению русского народа, потрясенное ужасами режима императора Александра III. Степняк не только сыграл ключевую роль в привлечении внимания британской общественности, но и завел дружеские отношения с некоторыми британскими политиками и литераторами, например с переводчицей Констанс Гарнетт.

В 1893 году в Лондоне Теплов столкнулся с существовавшими в ошеломляющих масштабах нищетой и безграмотностью среди русских и польских иммигрантов в Ист-Энде. Теплов твердо верил в необходимость повышения политического сознания масс, о чем свидетельствует его более ранняя пропагандистская работа, и теперь он переключил внимание на обретенную аудиторию. Однако только 13 июля 1898 года – cпустя 5 лет после своего переезда, он наконец смог обьявить об открытии своей Бесплатной библиотеки и читальни в доме номер 15 на Уайтчэпел Роуд в Степни. В первом сообщении о библиотеке говорилось, что она будет содержать лучшие произведения русской литературы, опубликованные в России и за рубежом, а также о том, что книги можно будет читать в зале или забирать домой на время, причем библиотека работала с 10 утра до 10 вечера. Каким было это помещение библиотеки, как впрочем и последующее (Уайтчапел, 29) – точно неизвестно, но оба они были малоподходящими. Не было достаточно большого зала, который смог бы вместить всех желавших посетить серии лекций, которые организовывались Тепловым. Их читали известные революционеры: Кропоткин, Чайковский, Черкесов, Мартов и другие. Архив Теплова содержит большое количество объявлений, анонсировавших пятничные и воскресные лекции. На некоторых из них упомянуто, что они были организованы Обществом популярных лекций в Ист-Энде (The Society of Popular Lectures in the East End), и описывался широкий диапазон охватываемых тем, среди них «Рабочее движение в Европе»; «Империализм и рабочий класс», «Литература современной России» и «Электричество и магнетизм»7. Эти лекции были так популярны, что помещение библиотеки оказывалось недостаточным и приходилось арендовать дополнительное помещение.

Так, мы находим упоминания о Либерти Холл на Брик Лэйн, Кингс Холл на Коммершиал Роуд и Тойнби Холл8. В какой-то момент Теплов действительно посылал заявку на регулярное использование лекционных залов последнего, но, к сожалению, она была отклонена. Учреждение Бесплатной библиотеки стало возможным исключительно благодаря финансовой поддержке товарищей Теплова по революционным идеям, в особенности Николая Чайковского, который делал крупные пожертвования (до 10 фунтов). Но поиск постоянного источника финансирования в среде бедняков всегда оставался проблемой. В связи с этим Теплов обратился с заявлением о поддержке к России, в котором он объяснял, что его целью было дать обнищавшим рабочим Ист-Энда «возможность поддерживать духовную связь со своей родиной и следить за ее жизнью и литературой». Он подчеркивал, что эта бесплатная библиотека существует исключительно за счет частных пожертвований, но также обещал, что она никогда не станет собственностью частных лиц или отдельной группы. По-видимому, его обращение получило некоторый отклик и поддержку, поскольку на рубеже веков библиотека все же переехала в небольшой дом за номером 16 на Черч Лэйн, описанный в начале статьи.

№ 16 по Черч Лэйн

Из вышеизложенного ясно, что целью Теплова было образование эмигрантского населения. Поначалу, по крайней мере, он не проявлял интереса к продолжению пропагандистской работы Степняка среди британцев, к привлечению британской поддержки или к укреплению англо-российских отношений. Однако публикация статьи в газете «Ливинг Лондон» все изменила. Вскоре после этого прозвучал новый призыв «Обращение по делам образования в Ист-Энде». В первоначальном варианте Теплова заголовок звучал так: «Друзьям трудящихся евреев из России в Ист-Энде»9. Возможно, заголовок был мудро смягчен с тем, чтобы обратиться к более широкой аудитории. В заключении обращения приводился список имен членов комитета, включавший таких заметных личностей, как Гертруда Тойнби, Фрэнсис Хофер, Герберт Барроуз и Фредерик Грин из Общества друзей русской свободы. Члены Комитета подчеркивали значение повышения образования и социального благосостояния русских и польских иммигрантов в Ист-Энде, что могло содействовать социальному сплочению и пошло бы на пользу не только эмигрантам, но и английским товарищам.

Поскольку эмигранты плохо знали английский, то начинать обучение надо было на их родном языке, и, следовательно, ключевая роль здесь отводилась библиотеке Теплова с ее бесплатными лекциями. Члены Комитета обращались к британской общественности за пожертвованиями, которые обеспечили бы более просторные помещения, где, как они надеялись, возможно было бы проводить как дополнительные занятия по английскому языку, литературе и истории, так и давать бесплатные юридические консультации для бедных и пр. Это обращение нашло отклик со стороны общественности и было настолько успешным, что люди немедленно стали связываться с Тепловым, предлагая помощь. Одним из них был Эльмер Моод, переводчик и биограф Толстого, который сделал взнос в 5 фунтов и выразил надежду, что его Рессюрэкшн Фанд Коммитти продолжит субсидирование библиотеки. Любопытно, что Моод заинтересовался читальней и немедленно воспользовался рядом российских журналов из богатой материалами библиотеки. В Бесплатную библиотеку также приходили письма с поддержкой от тех, кто предлагал в дар книги, в частности от Г.Ф. Хилкена, библиотекаря библиотеки в Бетнал-Грин. Он предлагал книги таких авторов, как Григорович, Тургенев и др. Теплов также вступил в переписку с видными деятелями культуры, например, с русофилом сэром Чарльзом Хагбергом Райтом из Лондонской библиотеки. У них с Тепловым установилось прочное сотрудничество, которое продлилось вплоть до 1917 года. Помимо разного рода материалов, архив Теплова содержит множество писем от обычных британских граждан, как мужчин, так и женщин, желавшх попросту взять на время русские книги или усовершенствовать свои языковые навыки. В этом нет ничего удивительного – не будем забывать, что это был разгар замечательного периода повышенного интереса ко всему русскому – времени, которое без преувеличения можно назвать «Руcсоманией».

Констанс Гарнетт

Переводчица Констанс Гарнетт была одной из тех, кто способствовал развитию руссомании, и нет ничего неожиданного в том, что она стала одним из первых британских посетителей Бесплатной библиотеки.

Самым ранним упоминанием о ней в архиве Теплова является письмо от сентября 1902 года, в котором она писала: «Дорогой г-н Теплов, я должна поблагодарить Вас за разрешение воспользоваться томом Толстого, который я возвращаю Вам с этим письмом. Мне неловко от того, что я хранила его более года. Он мне очень помог, и я хочу внести скромное пожертвование для вашей библиотеки. С уважением, Констанс Гарнетт». Должен заметить, что архив Теплова содержал черновики правил пользования библиотекой, в которых было закреплено, что взятые книги должны были быть возвращены в течение двух недель, в противном случае штраф составлял 1 пенс за каждый день просрочки. Было ли пожертвование госпожи Гарнетт достаточным, чтобы покрыть этот существенный штраф – неизвестно. Есть свидетельства того, что отношения Гарнетт с Тепловым продолжали оставаться дружескими, и еще в мае 1907 года Гарнетт писала письмо, в котором с пожеланиями всего наилучшего просила выдать ей номер русского журнала, содержащего статью мадам С. Савинковой. Перевод Гарнетт этой статьи «Воспоминания матери» вскоре вышел в Олбани Ревью (Albany Review) под заголовком «Русская мать» («A Russian Mother»). Стоит привести некоторые конкретные примеры, подтверждающие ценность Бесплатной библиотеки и для британских литературных кругов. Библиотека приобрела популярность во многом благодаря обширной коллекции русских книг и журналов, которая оказалась не только лучше собрания Лондонской библиотеки, но в некоторых областях даже лучше Британского музея. В ряде случаев Музей был рад принять в дар от Теплова редкие русские материалы. Несмотря на то, что я не сумел найти в архиве библиотечный каталог, мной были обнаружены многочисленные упоминания о коллекциях, включая заметку Русского эмигрантского сообщества (Russian Émigré Society), объявляющего о своем решении одолжить библиотеке во временное пользование целый исторический раздел.

Становится понятно, что Теплов своей Бесплатной русской библиотекой сумел пробудить не только интерес бедных эмигрантов из Ист-Энда, но также привлечь внимание и обеспечить значительную поддержку многих английских социальных реформаторов и литературных деятелей. Однако эти социальные группы были отнюдь не единственными, кто проявлял интерес к работе библиотеки.

Наблюдение за Бесплатной библиотекой

Архивы Службы общей благонадежности (Sûreté Générale) в Париже содержат серию примечательных статей, составленных одним из их лондонских агентов в период с января по март 1902 года. В них «Группа Уайтчэпел» была описана, как одна из крупнейших ассоциаций политических эмигрантов в Англии, также было заявлено, что Бесплатная библиотека на Черч Лэйн стала «активным местом встречи русских революционеров в Лондоне». Согласно сообщениям агента, членами группы по большей части были евреи, почти все бежавшие из России, чтобы избежать военной повинности. Благодаря радикальной литературе, находившейся в их распоряжении в библиотеке, когда их политическое образование было завершено, они превращались в полноценных революционеров. Теплов, управляющий библиотекой, характеризовался как «один из самых влиятельных членов существовавшей здесь революционной партии». У группы Уайтчэпел, по-видимому, была довольно прагматичная и ограниченная программа, сосредоточенная на двух вещах: поиске работы для вновь прибывших и дальнейшем образовании своих членов. Но полицейский агент продолжал нагнетать атмосферу и представлять все более ошеломляющую информацию, сообщая о том, что библиотека учредила курсы по практической химии, рассказывающие о сложных веществах и формуле нитроглицерина Бертело. Далее он сообщал об их намерении организовать воскресные поездки за город в Форест Хилл, Ричмонд и т.д. и между делом предлагал свое объяснение: такого рода экскурсии, по-видимому, давали революционерам по призванию возможность усовершенствовать свои навыки в обращении с химическими веществами путем проведения экспериментов на открытом воздухе.

Библиотечный штамп Бесплатной библиотеки в Лондоне в книге из Национального архива ВеликобританииБиблиотечный штамп Бесплатной библиотеки в Лондоне в книге из Национального архива ВеликобританииМожем ли мы теперь предположить, что Теплов, участник Парижского бомбового заговора, на самом деле практиковал свое мрачное искусство под видом кроткого библиотекаря? Я так не думаю – по крайней мере, во французских, британских и русских полицейских архивах, изученных мной, на сегодняшний день нет ни малейших оснований для такого предположения. Архивы заграничного отдела Русской тайной полиции представляют особый интерес в отношении Бесплатной библиотеки. Отдельная агентура была учреждена в Лондоне в начале 1890-х, и ее члены и их деятельность были хорошо известны Скотланд Ярду. Главным царским агентом в британской столице в то время был французский гражданин по имени Эдгар Жан Фарс, которому активно помогал отставной офицер специального отдела Британской тайной полиции Майкл Торп (он позже ушел в отставку с этой работы и получал внушительную пенсию от министерства внутренних дел России). Скрупулезные доклады Фарса начальству охватывали деятельность всех революционеров в Лондоне и были гораздо подробнее тех, что составлял его коллега из французской Службы благонадежности. Неудивительно, что в одном из его отчетов в качестве осведомителя упомянут «постоянный посетитель Русской библиотеки». Конечно, эмигранты были хорошо осведомлены о шпионах в своей среде. В начале 1905 года Теплов дал интервью Дэйли Мэйл для большой статьи о прибывающем в Лондон «специальном штате шпионов Русской полиции». Теплов ответил с безраличием: «Сегодня мы уже привыкли к шпионам. Пара новых не играют для нас большой роли». И он рассмеялся, вспоминая свой опыт работы с детективами26. В действительности же в тот момент Теплова гораздо больше заботили неотложные проблемы c самой библиотекой. Летом 1904 года его обязали немедленно освободить здание на Черч Лэйн, и он решил вступить в долю с владельцами таунхауса номер 16 по Принслет стрит, Библиотечный штамп Бесплатной библиотеки в Лондоне в книге из Национального архива Великобритании недалеко от Брик Лэйн (здание сохранилось). Владельцами другой части здания оказались члены Еврейского отделения Восточного Лондона из Социал-демократической федерации.

В их намерения входило превратить свою часть здания в Дом народа (также часто называемый Maison du Bund). И действительно, 30 июля 1904 года открытие клуба было должным образом отмечено Международным социалистическим банкетом, который устроил никто иной как основатель Социал-демократической федерации Генри Майерс Гайдман. Переезд библиотеки в новый дом и ее ассоциация с СДФ подверглись повсеместной критике. Чайковский, в частности, был категорически против, заявив, что это полностью противоречит беспартийной природе учреждения.

Фотография читальной комнаты Бесплатной библиотеки (из книги «Living London», 1902 год)Фотография читальной комнаты Бесплатной библиотеки (из книги «Living London», 1902 год)У Теплова также были и другие заботы. Прямо напротив дома номер 16 по Принслет стрит находилась синагога, и ортодоксальные члены общины (в основном коренные британцы) возражали против этих недавно прибывших «чужеземцев» не соблюдавших пост в Судный день Йом-Кипур. По последовавшим сообщениям в прессе того года, эта часть местного населения была особенно возмущена приезжими и прибегала к реальному физическому насилию. Волнения достигли такого уровня, что пришлось вызвать более ста дополнительных полицейских для разгона толпы и защиты домов и ресторанов в этом районе. Два социалиста были арестованы и в суде признались, что они не отмечают Йом-Кипур, но отрицали то, что они прибегали к насилию. Судья сказал, что совершенно ясно, кто начал атаку, и выразил надежду, что «ортодоксальные» зачинщики предстанут перед судом. Все эти события, конечно, были должным образом запротоколированы агентом Фарсом в его отчетах. Он и его соотечественники из французской Службы общей благонадежности продолжали следить за каждым движением Теплова, а также предоставляли отчеты о его реакции и реакции его товарищей из Ист-Энда на бурные события, которые разворачивались в России и в течение 1905 года приближались к своему апогею. В ноябре эти отчеты содержали новости о возрастающем присутствии в британской полиции Ист-Энда полицейских и детективов, которые почти постоянно находились у дверей революционных и анархистских клубов, а также у Дома народа (Maison du Bund). Вслед за этим, 13 ноября 1905 года, Фарс представил свой окончательный отчет по Принслет стрит, просто написав: «Уже на протяжении нескольких дней красные и черные флаги развеваются из окон Русской библиотеки».

В воздухе витал дух победы. С публикацией императорского Октябрьского манифеста и последующим заявлением царя об амнистии для политических беженцев многие русские из Ист-Энда решили немедленно вернуться на родину, оставляя социалистические клубы и Бесплатную библиотеку. К концу года здание на Принслет стрит опустело. Однако Теплов и его библиотека продолжали работать по другому адресу в Ист-Энде и служить оставшимся эмигрантам, а также возрастающему числу британских русофилов. Бесплатная библиотека просуществовала вплоть до 1917 года, когда эмигранты вновь устремились обратно в Россию, но на этот раз Теплов был в их числе.

© Russian Presence in Britain project